Поколение Y на западе и востоке. Сходства и отличия.

Разговор о миллениалах можно вести долго и мучительно. Принято считать, что их неотъемлемыми чертами являются индивидуализм, граничащий с нарциссизмом, потребность в комфорте, привязанность и даже некоторая зависимость от гаджетов, быстрая обучаемость и многозадачность.

В некоторой степени всё это правда: миллениалы по всему миру действительно интегрированы в мир технологий, а также проявляют высокий уровень осознанности в отношениях. Молодые взрослые по всему миру считают, что интересы общества не должны ни в коем случае ущемить их собственные, глядя на примеры родителей, которые выросли в кризисные времена и не могли позволить себе такую роскошь, как поздний выбор карьеры.

При этом до сих пор не до конца ясно, где проходит граница между поколением Y и их родителями, разные исследователи не могут сойтись в определении, и сама идея обобщить разные социальные группы под одним названием не проходит проверку практикой, что особенно очевидно, глядя на миллениалов в Азии.

Так, отношение к работе на Ближнем Востоке резко отличается от привычной нам европейской картины: в отличие от американских сверстников, которые сейчас стараются четко разделять рабочее и личное время, там миллениалы работают значительно больше – их рабочий день в среднем длится 12,5 часов.

Кроме того, представители поколения Y в восточных регионах имеют другое представление о том, что в наибольшей степени формирует общество: они считают, что государство влияет на социум гораздо сильнее, чем отдельные люди или частный бизнес, тогда как на западе большая часть поколения Y относится к либеральной культуре – свобода информации в интернете сделала свое дело. Тот факт, что в Гонконге миллениалы не боятся открытых конфликтов с полицией и протестов скорее является исключением из общей картины.

Большая часть молодых взрослых в Азии разделяют достаточно пессимистичные настроения, гораздо более печальные, чем наши ровесники в Европе и Америке: они не видят для себя особого будущего при чрезвычайно высоком уровне безработицы, не хотят рожать и детей и заключать браки совсем, а не просто делают это позже. Японские и южнокорейские миллениалы каждый год соревнуются за звание «самых пессимистичных», однако у этой тенденции есть исключения – китайская молодежь, напротив, смотрит в будущее с оптимизмом, потому что они застали период преобразования Китая в экономическую супердержаву и вполне оправданно видят в этом свою заслугу.

В целом, можно сказать, что несмотря на общие черты среди западных и восточных представителей поколения Y, это совершенно разные общности людей, которые объединены скорее лишь всемирной цифровизацией, однако различаются по многим параметрам: от взглядов на семью и государство до систематических переработок и пессимизма.

Дарья Садыкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *