Специфика восприятия пространства и времени в испаноязычной культуре

Специфика восприятия пространства и времени в испаноязычной культуре

Языковая репрезентация категории базируется на весьма сложном его отражении в человеческом сознании, вбирающем в себя как наивно-бытовое восприятие и толкование, так и некоторые строго научные методы, понятия и единицы, характерные для различных областей познания. Кроме того, в языковом представлении сложно смешиваются различные типы пространств: реальное, перцептуальное и концептуальное, умозрительное, физическое, геометрическое, географическое, астрономическое и космическое, абсолютное и относительное, пустое, абстрактное и обжитое, антропоцентрическое, социальное, мифологическое, художественное и др.

При этом у обычного человека эти (и ряд других) пласты образуют гетерогенную смесь, которая функционирует как нечто единое, и эта наивная модель мира отнюдь не примитивна, во многих деталях она не уступает по сложности научной картине мира, а может быть, и превосходит ее.  Рассмотрим испанские и русские указательные местоимения. Русская модель представляет собой бинарную оппозицию «этот – тот», в то время как в испанском языке она трехчлена «este – ese – aquel» (этот – тот – вон тот). При этом в русском языке «этот» означает «расположенный близко, а «тот» – расположенный далеко. Традиционно значение испанских указательных местоимений определяется следующим образом: «Este» относится к любому предмету, находящемуся ближе к говорящему.

значение испанских указательных местоимений

В сочетании с локализаторами указывает на пространство, рассматриваемое говорящим как близко расположенное, «свое пространство»: «en este lugar (casa, etc.), donde yo estoy» (в этом месте (доме и т.д.), где я нахожусь). «Ese» относится к любому предмету, расположенному ближе к собеседнику, т.е. слушающему, или средней дистанции говорящего, «ese libro que estás leyendo» (эта книга, которую ты читаешь). В сочетании с локализаторами относится к местоположению слушающего или место/места, ближайшие к нему или находящиеся на средней дистанции: «en ese lugar (casa, etc.) donde tú estás» (в том месте (доме и т.д.), где ты находишься). «Aquel» указывает на одинаковую удаленность предмета от обоих собеседников: «aquel coche, allí, en lo alto» (вон та машина, там, наверху). Испанское коммуникативное пространство устроено так, что области «este – ese – aquel» можно представить в виде концентрических кругов вокруг говорящего. Область «este» – ближний круг, содержащий говорящего. Область «ese» располагается в следующем по удаленности круге от говорящего, самый удаленный пояс – зона «aquel».

Значение указательных местоимений безусловно носит абстрактный характер, поскольку непосредственные границы «este – ese – aquel» меняются в зависимости от расположения коммуникантов и смены коммуникативных ролей, подобно тому как меняется результат математических формул в зависимости от значений переменных. Однако приложив систему испанских указательных местоимений на систему дистанций Эдварда Холла, можно утверждать, что «este» указывает на предметы и людей, располагающихся в интимной зоне говорящего, «ese» – в личной зоне, а «aquel» – в социальной и общественной зонах. Точно также распределяются наречия «aquí» – здесь (соотносится с «este»), «ahí» – там (соотносится с «ese»), «allí» – вон там (соотносится с «aquel»).

наречия

Время также несет информацию и передает ее, либо пассивно, либо активно, наполняя культурной информацией другие элементы подсистем коммуникации или внося в них определенные дополнительные значения (нивелирует или устраняет некоторые из них). Исследование этой части коммуникации было названо хронемикой, которая изучает, как происходит концептуализация, структурирование времени и описывает традиции его использования отдельной лингвокультурной общностью.

Прежде всего, следует отметить, что учеными принято проводить границу между различными видами времени: концептуальное время, социальное время и интерактивное врем время. Концептуальным временем принято называть привычки поведения и верования, связанные с понятием времени в различных культурах, например, как высоко ценится время, является ли оно материальным в данной лингвокультуре или нематериальным, считается ли чем-то конкретным или абстрактным, и почему.

измерение

Также в понятии времени очень важно его распределение на единицы, его измерение. Так в западных культурах, как правило, делят время в секундах, минутах, часах, днях, неделях, месяцах и годах. Иначе выглядит картина в восточных культурах, которые соотносят время с различными этапами сельскохозяйственных работ и т.д. В концептуальное время также следует включать такие культурные привычки, которые связаны с взаимодействием времени и человеческой деятельности, например, планирование времени, одновременное или неодновременное выполнение одного или нескольких видов деятельности и т.д. В связи с этим культуры подразделяют на монохромные или полихромные.

Для представителей монохромных культур (Скандинавия, Англия, Германия, США и др.) важной психологической установкой в бизнесе является последовательность и концентрация на одном деле в каждый данный момент времени. Представители монохромных культур обычно отличаются крайней пунктуальностью. Их лозунг: «время — деньги». Опоздание на деловой завтрак, встречу обычно рассматривается как нарушение делового протокола. На переговорах наблюдается стремление сразу сосредоточиться на главном.

полихромные культуры

Примерами полихромных культур служат азиатские, латиноамериканские и арабские страны, Южная и Западная Европа, в которых, напротив, считается нормальным заниматься одновременно несколькими делами. Латиноамериканцы как и арабы склонны рассматривать время как менее дискретное и в меньшей степени как объект для планирования (составления графика). Они рассматривают одновременное вовлечение в несколько видов активности как естественное. Люди и отношения имеют приоритет над графиками, и деятельность осуществляется со своим собственным темпом в большей степени, чем в соответствии с предопределенным временем. При этом люди имеют ориентацию в отношении настоящего и прошлого. Это известно как полихромная временная перспектива. Другой стороной полихромной культуры является способность её носителей делать несколько дел одновременно.

Относительно концепции времени, его использования и важности можно привести такой литературный пример. В произведении Хосепа Эспи́наса[1] «И это тоже Барселона» речь идет о том, как однажды субботним днем испанцы назначили дружескую встречу англичанам. Англичане прибыли вовремя, а испанцы опоздали на пятнадцать минут. На гневные возмущения англичан они отреагировали вяло, не дали никаких объяснений и не чувствовали себя виноватыми. На следующий день на встречу опоздали уже англичане, задержавшись на два часа. В свое оправдание они объяснили, что не видят разницы между опозданием на пятнадцать минут и опозданием на два часа. И автор пускается в достаточно пространные объяснения об особенностях пунктуальности в Испании. Здесь человек не перестает быть пунктуальным, если он опоздал на пятнадцать минут. Таковым он может считаться только в том случае, если его задержка составляет шестнадцать минут и более.

[1] Отрывок приводится ниже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *