Культура как фактор социально-экономического развития

Культура как фактор социально-экономического развития

В последнее десятилетие дискуссии о влиянии культуры на социально-экономическое развитие стран занимают одно из центральных мест в научном обществе. Исследователи все более активно стали обращаться к культурным реалиям как способствующим или препятствующим социально-экономическому развитию. На сегодняшний день существует немало свидетельств в поддержку тезиса о влиянии культуры на социально-экономическое развитие стран (Harrison, Huntington, 2000). Кроме того, происходящие в обществах культурные изменения сами во многом детерминированы социально-экономическим развитием (Inglehart, 2000; Inglehart, Welzel, 2005).

В данном исследовании культура рассматривается как логически связанная система ценностей, установок и институтов, которые влияют на все аспекты личного и коллективного поведения (Harrison, 1992). На формирование культуры оказывают влияние многие факторы – религиозные, исторические и др., но сами они нередко подвергаются изменениям и деформации (Inglehart, 2000), чему способствуют социально-экономические изменения, воздействуя на людей и тем самым способствуя пересмотру их убеждений и ценностей на индивидуальном уровне (Inglehart, 1997).

Р. Инглхарт и К. Вельцель

Также Р. Инглхарт и К. Вельцель подтвердили тезис о том, что общепринятые ценности, характерные для передовых обществ радикально отличаются от ценностей жителей менее развитых стран, и эволюционируют под влиянием социально-экономического развития (Inglehart, Welzel, 2005).

Под ценностями в данной работе понимаются убеждения, формирующие определенные нормы в обществе – руководящие принципы поведения людей. На формирование системы ценностей также непосредственное влияние оказывают условия жизни и опыт индивида, что влечет за собой определенные социокультурные изменения: приоритетные в обществе ценности в рамках одной культуры меняются. По мнению Р. Инглхарта изменение ценностей происходит постепенно, по мере того, как на смену старшему поколению приходит молодое (Inglehart, 1997).

социально-экономическое развитие

Хотя социально-экономическое развитие приводит к изменениям в сфере культуры, традиционные ценности обладают чрезвычайной устойчивостью и, несмотря на изменения, продолжают отражать историческое наследие общества (Inglehart, 2000; Inglehart, Welzel, 2005; Harrison, Huntington, 2000).

Историко-цивилизационное развитие сформировало определенные устойчивые системы ценностей, на основе которых общества разделились на несколько «культурных зон»: протестантская, православная, конфуцианская, исламская и т.д. (Inglehart, 2000; Huntington, 1993, 1996). С. Хантингтон выделяет 9 культурных зон или, как он их называет – 9 цивилизаций, по принципу религиозной принадлежности: западное христианство, православный и исламский мир, конфуцианский, индуистский, японский, буддийский, африканский и латиноамериканский регионы.

самобытность цивилизаций

Именно религия, по мнению С. Хантингтона, обуславливает самобытность цивилизаций (Huntington, 1993, 1996). Несмотря на то что историческое прошлое повлияло на формирование традиционных ценностей, социально-экономический прогресс повергает их изменению. Таким образом происходит постепенный переход к постматериальным ценностям, хотя культурные зоны при этом сохраняются (Inglehart, Welzel, 2005).

Для проведения сравнительного анализа культур и выявления межкультурных различий Р. Инглхарт на основе факторного анализа данных проекта «Всемирное исследование ценностей» (World Values Survey – WVS) разработал два измерения, объясняющих межкультурную вариативность: «традиционные/секулярно-рациональные» ценности и ценности «выживания/самовыражения» (Inglehart, 1997), на основании показателей которых страны были размещены на «культурной карте мира». Межнациональная поляризация «традиционного» и «секулярно-рационального» прежде всего объясняется ролью религии в обществах.

семейные ценности

В обществах с выраженными «традиционными» ценностями религии отдается приоритетное значение, также важное значение для общества имеют семейные ценности: присутствует благоприятствие многодетным семьям, отвергаются разводы, высоко ценится жизнь: люди выступают против эвтаназии, абортов и самоубийств. Также данные общества отдают предпочтение абсолютным стандартам, социальному конформизму в противовес индивидуальным достижениям, поддерживают авторитет власти, для них свойственны высокий уровень патриотизма и национальной гордости (Inglehart, 2000).

В обществах с выраженными «секулярно-рациональными» ценностями, напротив, роль религии невелика, люди отдают предпочтение светскому государству, нацелены на достижение успеха, обладают рациональным поведением. С точки зрения дихотомии ценностей «выживания/самовыражения», общества с выраженными ценностями «выживания» сконцентрированы на повышении экономического благосостояния и физической безопасности, индивиды отдают предпочтение материальным ценностям, авторитарным режимам, не принимают магринальность и чужеродность, традиционно распределяют гендерные роли и низко оценивают права и свободы человека. Данное распределение приоритетных ценностей связано прежде всего с невысоким уровнем экономического благосостояния и низким уровнем здоровья и жизни населения.

 ценности «самовыражения»

Общества, отдающие приоритет ценностям «самовыражения», напротив, обладают достаточно высоким уровнем благосостояния и здоровья, соответственно материалистические ценности отходят на второй план, и возникает потребность в постматериальных ценностях: люди высоко ценят личную свободу и права человека, более толерантны, отдают приоритет саморазвитию и «самовыражению», также в данных обществах можно наблюдать эмансипацию от норм (там же). Таким образом в постматериальных обществах, где индивиды чувствуют жизненную защищенность, соответственно, отдают приоритет ценностям «самовыражения», наблюдается усиление гуманистической ориентации (Maslow, 1954): удовлетворив материальные потребности, люди стремятся к саморазвитию и установлению ценностей, которые диктует им общество новой постиндустриальной формации (Inglehart, 2005).

религиозные традиции

Соглашаясь с С. Хантингтоном и М. Вебером, Р. Инглхарт подтверждает тезис о том, что религиозные традиции обладают достаточной устойчивостью и воздействуют на системы ценностей принятые в обществе. Однако исследования Р. Инглхарта выявляют, что помимо религии историческое наследие общества также оказывает значимое влияние на формирование «культурных зон». Ярким примером, доказывающим данное положение, является становление и последующий крах коммунистических режимов в Советском Союзе и Югославии, который наложил устойчивый отпечаток на ценностные ориентиры населения данных стран.

То же самое произошло со странами – бывшими колониями, на ценностных ориентирах которых до сих пор сказывается прошлый опыт колонизации (Inglehart, 2000; Huntington, 1993, 1996). В соответствии с С. Хантингтоном, Р. Инглхарт и К. Вельцель также выделяют девять культурных зон: Африкано-исламскую, ортодоксальную, посткоммунистическую Балтию, протестантскую и католическую Европу, Южную Азию, Латинскую Америку, англоговорящие и конфуцианские страны (См. Приложение 3). Хотя расположение стран на «культурной карте мира» вполне объективно, границы, отделяющие культурные зоны друг от друга проведены субъективно, что вызвано тем фактом, что линии разлома могут быть проведены по-разному, поскольку учитываются разные факторы, повлиявшие на развитие обществ (Inglehart, 2000).

влияние исторического наследия

Таким образом, тезис о влиянии исторического наследия на сформировавшиеся в обществах социокультурные реалии, которые в дальнейшем сказываются на развитии социальных, экономических и политических институтов, был подтвержден исследователями. Следовательно, можно сделать вывод о том, что трансформации в обществе успешны, как правило, только когда реализуются в соответствии со спецификой культуры и традиционных систем ценностей.

Примером данного положения является Сингапур, который за короткий временной промежуток совершил переход из «третьего мира» в «первый». По мнению С. Хантингтона, страны Восточной Азии, видя экономическое и технологическое процветание западных обществ, искали ключ к успеху в западных институтах и ценностях и пытались экстраполировать их в свои общества. Однако с упадком западного могущества западные ценности стали менее привлекательными для Восточноазиатских обществ и, соответственно, они стали отвергать кемалистские идеи «быть как Запад». Для достижения благополучия и процветания своих государств Восточноазиатские страны выбрали стратегию реформизма, при которой модернизационные преобразования в обществе основаны на приверженности своей культуре, поскольку, по их мнению, именно азиатские ценности послужили экономическому подъему стран Восточной Азии.

конфуцианство

Хотя в начале 20 века китайская элита рассматривала конфуцианство как источник своей отсталости, в 1980-х годах китайское правительство провозгласило конфуцианство источником прогресса и стало активно его поддерживать, объявляя, как основу китайской культуры (Huntington, 1996). Подобно китайским лидерам, Ли Кван Ю стал поддерживать конфуцианство и видел в нем источник успеха Сингапура. Ли Кван Ю также утверждал, что экономический подъем Восточноазиатских стран был достигнут благодаря конфуцианской культуре, где основными человеческими добродетелями являются порядок, дисциплина, трудолюбие, коллективизм, воздержанность и существование индивида в контексте семьи.

Ли Кван Ю подчеркивал, что государство не должно принимать на себя роль семьи, так как именно семья воспитывает личность и прививает ей основные традиции общества: бережливость, уважение к старшим, послушание детей, уважение к науке и образованию, что способствует поддержанию порядка в обществе и ведет к экономическому росту (Lee, 2000; Zakaria, 1994). Таким образом, хотя азиатские страны изначально ориентировались на опыт Запада, вскоре они отказались от кемалистских взглядов и выбрали стратегию развития в соответствии с конфуцианскими ценностями, что позволило развить экономику и адаптировать институты к условиям постиндустриального общества, сохраняя при этом исторически сформировавшиеся традиции.

ИКТ

Хотя постепенно происходит переоценка ценностей, обусловленная мировой глобализацией под действием модернизационных процессов и распространения ИКТ, каждая страна стремится сохранить свою традиционную культуру и передать ее будущим поколениям. Функцию трансляции культуры в обществе выполняют социальные институты: семья и образование, воспитывающие личность в условиях сложившихся в обществе традиций и норм. Далее в настоящей работе рассматриваются концепции, позволяющие охарактеризовать социокультурные особенности жителей различных регионов, и определяется их роль в формировании образовательных институтов.

(По материалам ВКР Блескиной И.А)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *