Дискурсивные модели в разных культурах

Часто коммуниканты, принадлежащие к разным культурным системам имеют малую «область пересечения», даже если для коммуникации они используют английский язык. Однако, зная основные дискурсивные модели, характерные для той или иной культуры, можно существенно оптимизировать процесс коммуникации.

С развитием информационно-коммуникационных технологий, проблемы кросс-культурного взаимодействия традиционной образовательной среды переместились в интернет-пространство. Педагогический дискурс и его дидактическая сторона, безусловно, будут отличаться в разных культурах в зависимости от образовательных стратегий, обусловленных, в свою очередь, социокультурными моделями. Во многом причина этого будет лежать в том, что в разных культурах роли преподавателя и обучающегося воспринимается неоднозначно. Как уже говорилось ранее, в восточных культурах преподаватель — это «гуру» и его педагогический дискурс представляет собой нарратив, содержащий в себе квинтессенцию мудрости, которую обучаемый должен безоговорочно впитывать. В западных культурах преподаватель это скорее некое сопровождающее лицо — «тьютор» и «коуч», функция которого состоит преимущественно в том, чтобы направить обучаемого в нужное русло и «подвести» его к самостоятельному решению проблем.

В дискурсе любой культуры можно выделить цели, ценности, стратегии, подвиды и жанры [ Карасик:2002].Отметим, что ценности педагогического дискурса не будут носить универсальный характер для всех культур. В каждой из языковой культур будут присутствовать некие специфические ценности, лежащие в основе когнитивной картины мира. В культурах индивидуалисткого типа ценностями будет выражение собственной, персонифицированной позиции. В коллективистких культурах, напротив, в дискурсе должна отражаться гармония, некое слияние с группой, коллективом.

Стратегии педагогического дискурса зачастую состоят из коммуникативных интенций, конкретизирующих основную цель социализации человека – объясняющую, оценивающую (оценка учителем предметов и явлений окружающей действительности так и действий обучающегося), контролирующую, содействующую (поддержка и направление, сопровождение обучаемого), организующую (совместные действия участников педагогической коммуникации, этикетные и директивные ходы, трафаретные формулы и т.п.). Здесь также следует отметить разницу между индивидуалисткими и коллективисткими культурами, с точки зрения частоты использования дискурсивных стратегий. По нашему мнению, организующая, объясняющая стратегии, например, будут чаще всего использоваться в коллективистких культурах, а содействующая и контролирующая стратегии в культурах индивидуалисткиго типа.

Западная коммуникативная стратегия

Западная коммуникативная стратегия в образовании строится по следующей модели: сначала ответ, а потом его мотивировка. В восточной культуре наоборот – сначала причины ответа, а потом непосредственно сам ответ. В культурах с высоким индексом индивидуализма большее внимание обращается на содержание сообщения, а контекст в данном случае играет вторичную роль. Как уже было сказано выше, культуры данного типа называют низкоконтекстными, использующими когнитивный стиль обмена информацией. В коллективистких культурах, называемых высококонтекстными, люди склонны предавать чрезмерное значение тому, как было высказано сообщение. Таким образом, можно утверждать, что уровень эмоциональности напрямую зависит от принадлежности к той или иной культуре. Г. Триандис выделяет дифференцированные стратегии коммуникации для разных культур. По мнению исследователя, американцы, как правило, часто используют короткие фразы, а во многих высококонтекстных (восточных) культурах такая форма коммуникации не одобряется. В дискурсе большинства высококонтекстных культур (Бразилия, Армения) практикуется преувеличение («самый ужасный», «самый страшный»). В низкоконтекстных же культурах культивируется умеренность и сдержанность.

Дискурсивные структуры в различных культурах будут существенно отличаться. Триандис отмечает, что культурная специфика будет детерминировать структуру информационного сообщения. Например, в англосаксонских культурах аргументация строится линейно: перечисляются факты, и на их основе строится заключение (индукция), в арабских культурах дается общее положение, и приводятся подтверждающие его примеры (дедукция). По мнению Триандиса, семитский принцип аргументации (включая и арабские культуры) — это совокупность параллельных аргументов, связанных между собой одним или несколькими предлогами. Каждый аргумент имеет одинаково весомое значение – он либо подкрепляет предыдущие, либо противоречит им. Восточный стиль аргументации – это некая дискурсивная «вязь». Что касается аргументации в культурах Востока, то она представляет собой некое грамматическое разветвление: «Весьма трудно согласиться с данным утверждением, однако мы приложим максимум усилий, чтобы…».

Специфика романских культур

Романские культуры при аргументации используют существенные отступления от главной логической линии. Автором также отмечено, что в славянских культурах в аргументационном дискурсе присутствует четко сформулированное начало и конец, но в середине сообщения множество суждений, не имеющих непосредственного отношения к теме. Поскольку для коллективистов важна гармония, то доминантой коммуникации будет, в первую очередь, доброжелательная атмосфера, а не проблема истинности. Индивидуалисты же ценят факты превыше всего. По нашим наблюдениям, индивидуалисты преимущественно используют личностно-ориентированный тип дискурса, в то время как коллективисты отдают предпочтение статусно-ориентированному. То есть западный дискурс будет иметь структуру «факт-факт-факт-заключение», а в восточном сразу будет доминировать заключение без видимых логических доказательств. Представители индивидуалистских культур, как правило, проявляют большую гибкость при выборе дискурсивных стратегий коммуникации в зависимости от контекста.

Р. Нисбетт отмечает, что восточные студенты, обучающиеся на Западе не могут пользоваться принципами классической риторики, не принимают участия в дискуссиях. Сфера языка и письменности способствует сохранению когнитивных различий: грамматика индоевропейских языков способствует представлению о мире, построенном из атомарных блоков, в то время, как азиатские языки дают представление о мире как непрерывном и взаимопроницающем. Восточные языки высококонтекстуальны. Качественые различия в реакциях подтвержают предположения, что при решении одних и тех же задач у представителей востока и запада активизируются разные познавательные процессы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *