Гастрономический этикет: кросс-культурный аспект

Совершенно очевидно, что гастрономический этикет напрямую связан с когнитивной картиной мира представителей той или иной социокультурной реальности, и справедливо будет говорить о попытке познания культур и ментальностей других народов через их гастрономическую культуру. Разумеется, в данном случае необходимо учитывать типологию культур: моноактивный или полиактивный социокультурный формат, культуры островного или материкового типа и т.п. Напомним, что для моноактивного типа культур характерна четкая линейная последовательность в планировании и выполнении задач. Имеет место «временной дефицит»: в культуре стран Северной Америки, например, считается признаком хорошего тона «экономить время». Такой тип гастрономической культуры, как фаст-фуд индустрия, мог родиться только в культурах с подобным пространственно-временным форматом. Полиактивные культуры (арабские страны, Латинская Америка, Испания и т.п.) имеют качественно отличное от монохроничного восприятие времени и критериев эффективности. Доминанта личных отношений выносится на первый план, время не воспринимается как линейная величина, соответственно, это не может не отражаться в семиотике гастрономического этикета. В данных культурах обычно приняты долгие трапезы. Дихотомия островных и материковых культур основывается на том, что островные культуры тяготеют к замкнутости, а материковые легко интегрируют в себя новую информацию. Как правило, в культурах материкового типа гастрономический этикет представляет собой более сложную семиотическую систему, по причине постоянной интеграции нового.

Существует такой подраздел семиотики, как гастика. Гастика — наука о знаковых и коммуникативных функциях пищи и напитков, о приеме пищи, о культурных и коммуникативных функциях угощений. По мнению А. И. Олянич, пища есть не что иное, как когнитивная система, представляющая собой конгломерат культурных доминант, связанных между собой идеей потребления, и, наряду с этим, пища — это особая знаковая система, состоящая из иерархизированных знаков, имеющих особую культурологическую интерпретацию. Как считает исследователь, знаки гастрономического этикета складываются в особую гастрономическую систему, структурированную во фреймах значимостей. Данные фреймы хранятся в человеческом сознании в виде директивных сообщений (рецепты, меню, ритуалы потребления, правила поведения за столом и т.п.).

Нередко компетентность в сфере гастрономического этикета служит семиотическим параметром происхождения, статуса, богатства, власти и т.п. Гастрономический этикет в целом описывает и регулирует правила приема пищи, сервировки стола, выбора и подачи блюд. Пожалуй, именно этот вид этикета максимально подробно описан и продуман до мелочей, начиная от примерного меню и сервировки стола и заканчивая планом рассаживания гостей и правилами пользования столовыми приборами. Однако при всей регламентированности данный вид этикета является наиболее сложным. Правила поведения за столом столь многочисленны, что часто вызывают затруднения даже у человека с прекрасными манерами. Существуют сильноритуализированные, среднеритуализированные и слаборитуализированные виды гастрономического этикета.

Конечно, следует учитывать и такой фактор, как национальная ментальность и ее отпечаток в гастрономическом поведении представителей той или иной культуры, проявляющийся в национальном этикете. Разумеется, для каждой культуры характерны свои особенности гастрономического этикета, однако из-за стирания границ, некой тенденции к унификации есть тяготение к конвергенционности. Совершенно очевидно, что существует японский, русский, французский, болгарский и т.д. гастрономический этикет. Тем не менее некоторые страны имеют похожие этикетные коды, что обусловлено особенностями исторического развития (заимствовали этикет друг у друга), общекультурными кодами (мусульманские или западноевропейские страны) либо географическим соседством. Этикетные форматы этих стран можно по ряду параметров объединить в более крупные единицы и говорить, таким образом, о европейском этикете (часто сюда включается североамериканский), восточном, латиноамериканском и т.д. Из-за стирания границ, появления сетевой коммуникации можно говорить о том, что имеют место некоторые тенденции унификационного характера. Разумеется, в постиндустриальном обществе под воздействием интеграционных процессов происходит трансформация (изменения семиотических моделей) общего прагматического фона гастрономического этикета.

Степень следования местным обычаям как категория этикета.

В деловой среде осведомленность о специфике местных обычаев играет, безусловно, важную роль. Существует дифференциация обычаев по степени важности.

  1. Императивы — обычаи, требующие неукоснительного соблюдения. Прекрасной иллюстрацией в данном случае является допустимость длительного визуального контакта в разных культурах. В Латинской Америке длительный контакт взглядов при общении считается обязательным, в Японии — недопустимым. Также к императивам можно отнести некоторые поведенческие табу (ношение изделий из кожи при контакте с индейцами хинди, запрет на алкоголь в мусульманских странах, критика семьи в Мексике, вхождение в офис без стука в Германии).
  2. Адиафары — необязательные, но желательные к соблюдению обычаи (крепкий алкоголь во время переговоров в России).
  3. Эксклюзивы — специфические обычаи, соблюдающиеся только в определенных культурах их представителями. Попытка копирования иностранцем данных обычаев может быть воспринята как оскорбление. Литература:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *